Яриков Федор Кузьмич
Яриков
Федор
Кузьмич
Рядовой / Стрелок
26.07.1915 - 9.02.1942

История солдата

Федор Кузьмич Яриков родился 26 июля (13 июля по стар. стилю) 1915 года в селе Махоново Лебедянского уезда Тамбовской губернии (ныне с.Махоново Добровского р-на Липецкой обл.) в семье крестьян Кузьмы Ануфриевича Ярикова (1886-1914?) и Анастасии Ипполитовны (1885-?), урожденной Яриковой.

Отец и мать, находящиеся в дальнем родстве, были потомками служивых людей Яриковых из сословия детей боярских, основавших в середине XVII века город-крепость Добрый, а также родовое село Махоново в последней четверти того же века.

Основателем рода можно считать Кузьму Ярикова, который родился, вероятно, в последней четверти XVI века; место рождения не известно. Происхождение фамилии связано с мужским крестильным именем Ярослав (в простонародье – Ярик) и относится, возможно, ко времени правления Ивана IV Грозного не позднее 1-й половины XVI века.

Первое письменное упоминание о селе Доброе Городище из указа царя Василия Шуйского о выделении земель в поместья боярам датируется 1597 годом.

Примерно в первое десятилетие XVII века в семье Кузьмы Ярикова рождается сын Прокофий (ок.1610-после 1659).

В 1615 году село Доброе Городище пожаловано царем московскому Новоспасскому монастырю, который организовал строительство в своем новом владении небольшого острога. Также в селе был основан монастырь Николая Чудотворца.

В 1623 году, когда добровские крестьяне «учинились сильны» и в осаду в город Лебедянь не поехали, заявив, что у них у самих «острожек, что на Лебедяни».

В 1632 году в семье Прокофия Кузьмича Ярикова рождается сын Сысой (1632-до 1710).

В 1643 году на территорию Лебедянского уезда, в том числе на Доброе Городище, совершают набег 600 татар и 200 запорожских казаков, что лишний раз толкало к активному продолжению строительства недавно заложенной по указу царя Алексея Михайловича Романова Белгородской засечной черты. Белгородская черта представляла собой военно-инженерное сооружение протяженностью 800 км, включающая в себя такие крепости, как Доброе Городище. Главной задачей черты была защита от внешнего врага (крымские татары) с юга.

«И со 153 [1645] году блаженные памяти великий Государь, Царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа великия и малыя и белыя Русии самодержец, указал, для покою христианскаго, Черту строить попрежнему указу отца своего […] и по Черте устроить прибавочные городы и населить большим многолюдством…».

Во времена правления Алексея Михайловича судовое дело в Добром за полвека до его сына Петра приобретает весьма большое значение для регулярных транспортных связей с Донским казачеством, представители которого служили русскому государству. На стругах и плоскодонках, строившихся недалеко от Добренской верфи сплавляли по Воронежу, а затем по Дону всевозможное довольствие (хлеб, вино, сукно, боеприпасы), в том числе жалованье – «донские отпуска». В сентябре 1646 года из Добренской и других верфей на Азов отправляется 100 стругов, часть из которых участвовала в военных действиях против крымских татар.

Со строительством в 1647 году на левом берегу реки Воронеж (Добровский участок Белгородской черты располагался вдоль русла Воронежа) новой деревянной крепости село Доброе Городище приобретает статус города (Добрый), при этом образуется отдельный Добровский уезд с отошедшей от Лебедянского уезда территорией.

«А город мерою в стенах и в воротех и в башнях 145 сажен 2 чети с осмьухою… И всево в Добром городище наряду по городу и в остроге по башням и на земле без станков 13 пушек а к ним ко всем 1299 ядер…» (РГАДА, ф.210, оп.6д, д.40).

Крепость возводится под руководством воеводы Фёдора Петровича Обернибесова (?-1661) силами лебедянских и дансковских служивых людей, среди которых, возможно, были и Яриковы, поселившиеся впоследствии на новом месте службы. Также Яриковы могли быть отписаны от монастыря на царя с другими добровскими крестьянами и записаны в драгуны, перейдя в разряд служивых.

«…вотчина в прошлом во 155 году, по нашему великого государя указу, отписана на нас великого государя, а крестьяне той вотчины написаны в драгунскую службу…»

 «…а землею и сенными покосы велено им владеть по-прежнему, как они владели будучи за монастырем».

Драгунская служба была из разряда далеко не легких, когда немало служивых передавало часть обязанностей по ее несению (треть или половину) за деньги или за соответствующую часть своего земельного надела сторонним людям.

Наиболее ранние упоминания о Яриковых относятся к середине XVII века. В росписных списках города Доброго Городища за 1657 и 1659 годы значится капрал Прокофий Кузьмич Яриков.

«Капрал Прокофей Козмин сын Яриков на лошади с государевым ружьем у него сын Санка [Сысой] 25 лет» (РГАДА, ф.210, оп.6д, д.40, лл.28об-29).

 «Капрал Прокофий Козмин сын Яриков на лошади государева жалованья пищаль, шпага, лидунка» (РГАДА, ф.210, оп.6д, д.40, л.176об).

Во время крестьянской войны под предводительством Степана Разина среди жителей города Доброго находились те, кто бежал на Дон и примыкал к повстанцам. К примеру, это был соратник Разина, атаман Федор Колчев (?-1670).

Из сказки от 3 октября 1670 года, объявленной в Москве перед казнью (четвертование) на «Болоте» атаману восставших Федору Колчеву, участвовавшему во взятии Острогожска: «А в распросе и с пытки сказался ты Доброго Городища драгун, а в Белогороцком полку был в копейщиках. А из Доброго Городища на Дон збежал ты, покиня дом свой, в прошлом в 174-м [1666] году… И великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович … указал и бояре приговорили: тебе, Федьке, за твое многое воровство и за измену обсечь руки и ноги и казнить тебя смертью, повесить».

Весной 1673 года мастера Добренской верфи закончили строительство 500 малых судов. Работами по царскому указу руководил Сильвестр Артемьевич Огибалов.

После отхода Доброго городища царю, в 1674 году местная монастырская братия просит перевести их «в Тамбовском уезде на троицкой монастырь и того монастыря вотчину: слободку что под монастырем да три деревни со крестьяны и с землями и с сенными покосы и с лесами и со всеми угодьи в вотчину же вместо взятые их вотчины Лебедянского уезда села Доброго Городища».

В 1674 году в семье Сысоя Прокофьевича и Авдотьи Яриковых рождается сын Ефим (1674-?).

В 1675 году все служивые Яриковы были поверстаны в сословие детей боярских. Представители детей боярских получали за службу денежное и поместное жалованье, составляя при этом  основную часть населения южнорусских уездов. Яриковы относились к детям боярским полковой службы, т.е. принимали участие в военных походах.

Село Махоново возникло в результате того, что часть новоповерстанных детей боярских, служивших в Добром, отселилась на свои поместные земли. Произошло это в период 1675-1681 гг. По сведениям межевой книги спорной земли в Добровском уезде за 1681 год Махоново значится, как починок, в котором жило семь семей. Среди переведенцев были некоторые из Яриковых, в том числе пращур Федора Кузьмича, Сысой Прокофьевич Яриков. Название села связано, вероятно, с патронимом  (прозвищем) «Махон», что означает махонький, маленький (так могли говорить о низкорослом человеке). Кому именно из первых махонцев принадлежало это прозвище – остается загадкой.

В начале царствования Петра I для открытия свободного торгового пути через Черное море встает вопрос захвата принадлежавшего туркам Азова. Для планирующейся военной кампании против Османской империи потребовалось создание военного флота. Во время подготовки ко второму Азовскому походу 23 декабря 1695 года поступает царский указ о строительстве на верфях Белгородского приказа, в том числе в Добром, в половодье 1300 стругов, 30 морских лодок и 100 плотов. К местам строительства велено прислать плотников, кузнецов и прочих работных людей с инструментом и провиантом. На судостроительные работы привлекались также служилые и посадские люди не только из Доброго, но и окрестных сел и деревень.

«В Добром стольник Сильвестр Огибалов да подьячий Иван Суровцев, добренцы, данковцы, епифанцы, ефремовцы, ельчане, тульчане, 3065 человек сделали 205 стругов мерою 13 и 12 сажен и в том числе 2 с чердаками и один ертаульный, да отписано 42 лодки».

Помимо изготовления стругов и прочих судов жители Добровского уезда отправлялись на рубку леса, выделку дубовых брусьев и заготовку дегтя и смолы, необходимые для корабельного дела, в частности для строительства парусных военных кораблей.

В царском Указе 1699 года на имя воеводы И.А. Кареева сказано: «Велено добровцам всяких чинов работным людям сделать сорок будар больших для возки лесных припасов и к корабельному делу изготовить десять тысяч вёдер смолы жидкой, да двести брусков дубовых…  Да теми же добровцы готовить лесные припасы на десять мореходных судов, которые велено делать Шипилову. Да из тех же добровцев 1200 человек для заготовления на корабли лесных припасов отдать Костентину Иванову… А в прибавок к тем бударам сделать ещё тридцать будар с кровли и подстилки и с байками и с лодками со всеми припасы… Да сделать же к 18 паускам 18 лодок, да к бударкам 30 лодок. При них сто водоливов».

Работа на верфях была очень тяжелой, из-за чего немало работных людей попросту уклонялось от возложенных на их плечи задач.

В 1701 году махоновец Тарас Семенович Яриков (1650-до 1722) был в принудительном порядке отправлен из Доброго на Воронежские верфи «на работы по строительству дощанников, стругов и будар», куда ссылали «беглецов и др. работных людей, скрывшихся от работ» (ГАВО, ф.И171, оп.1, д.53). «На Воронежи» Яриков и другие были «оставлены в плотниках и для короулу короблей».

В феврале 1703 года через город Добрый в Воронеж ехал со своей свитой Петр I.  Есть предположение, что по пути царь посетил Добренские верфи, на которых велось кораблестроение. Некоторые из Яриковых тогда почти наверняка должны были принимать участие в этой работе, которую Петр посчитал выполняемой не в полную силу. Визит царя ускорил и без того активную вырубку леса по всей округе не только для корабельных заготовок, но и для угля, необходимого для поддержания железоделательных заводов, на месте которых впоследствии возникнет город Липецк.

По данным переписи 1710 года Ефим Сысоевич Яриков значится, как полковой службы работный человек в составе сотни Лукьяна Тимофеевича Лосева. В одном доме с ним живет его младший брат Никон с семьей, а также мать-вдова Авдотья (1640-?).

В 1716 году в семье Ефима Сысоевича и Дарьи ? Яриковых (1671-?) рождается сын Евстей (Евсей) (1716-?).

С 1710 по 1716 гг. количество служивых людей полковой службы в уезде сократилось почти в три раза из-за высокой смертности и массового оттока населения (240 человек бежало). Жители Добровского уезда помимо непосильных работ на верфи облагались высоким налогом и были не в состоянии прокормить свои семьи.

В 1734-1736 гг. Евстевий Ефимович Яриков женится на Домне Ефимовне (1701-?), которая была старше его на целых 15 лет.

В 1736 году в семье Евстевия Ефимовича и Домны Ефимовны Яриковых рождается сын Мирон (1736-?).

В 1767 году в семье Мирона Евстеевича Ярикова (1736-?) рождается сын Прокофий (1767-?).

По сведениям «Исторического описания российской коммерции» 1786 года в селе Махоново один раз в году, 29 августа, проводится ярмарка: «на оную приезжают купцы с мелочными товарами».

В 1786 году в семье Прокофия Мироновича (1767-?) и Аксиньи ? (1769-?) Яриковых рождается сын Иван (1786-?).

В 1820-1833 гг. Иван Прокофьевич женится на Марии Петровне ? (1802-), которая была младше его на целых 16 лет. Вероятно, это был второй брак.

Любопытный документ РГИА говорит о том, что в 1834 году Прокофий Миронович вместе с другими 148 однодворцами Лебедянского уезда переселяется из Махоново на казенные земли, состоящие при селе Апушкинья (?) в Оренбургской губернии (РГИА, ф.379, оп.1, д.1359).

13 (1) января 1842 года в семье Ивана Прокофьевича и Марии Петровны Яриковых родился сын Лука. Его восприемниками были махоновский священник Григорий Алексеевич Данилов и однодворка Евдокия Тимофеевна Быкова (ГАЛО, ф.273, оп.1, д.99, л.374об).

21 января 1862 года Лука Иванович женится на государственной крестьянке села Доброе Марфе Федоровне Рышковой (?-?). Поручителями по жениху были государственные крестьяне села Доброго Иван Михайлович Бородин и села Махоново родной брат Финалий Иванович Яриков, а по невесте государственные крестьяне села Доброго Иван Стефанович и Сергей Федорович Рышковы (ГАЛО, ф.273, оп.1, д.267, л.113об-114). Служивый род Рышковых берет свое начало, как и род Яриковых, в Добром городище. Из «Сборника писцовых, отказных, отдельных и межевых книг и вотчинных и помещичьих земель Добренского уезда разных писцов и межевщиков» за 1681 год известен сын боярский Фофан Рышков.

В 1866-68 гг. в семье Луки Ивановича и Марфы Федоровны Яриковых рождается сын Ануфрий (1866-68-?).

Ануфрий Яриков, как и многие государственные крестьяне Тамбовской губернии, мог отправляться на сезонные заработки в другие места, в частности в отдаленные южные губернии. Во второй половине XIX века на Тамбовщине отмечается заметное расширение рынка сбыта местной продукции, в частности, товаров кожевенного промысла, а также активизируются различные отхожие неземледельческие промыслы. По сведениям подворной переписи 1880-84 гг. 132 тыс. крестьян имели отхожий промысловый заработок. Так плотники-отходники, а среди Яриковых способности к плотничеству были, отправлялись в Екатеринославскую, Таврическую, Херсонскую и прочие губернии на работы в сельскохозяйственные экономии. Наиболее удобным для тамбовских отходников был речной путь до места сезонных работ. Ануфрий Яриков должен был сочетаться браком с Ксенией Николаевной (девичья фамилия не известна) в 1884-86 гг., при этом сведения о бракосочетании отсутствуют в метрических книгах Предтеченской церкви с.Махоново. Это наталкивает на мысль, что супруги поженились в каком-то другом месте, например, на родине Ксении Николаевны, где Ануфрий Лукич вполне мог сезонно пребывать, как отходник. При жизни Федор Кузьмич разительно отличался внешне от своих односельчан романскими чертами: само по себе лицо, смуглая кожа, темно-карие глаза и черные волосы. Неудивительно, что его называли «цыганом». Романская внешность Федора Кузьмича подтверждается физиономическим и кефалометрическим анализами его фотографий.

(28) октября 1886 года в семье Ануфрия Лукича и Ксении Николаевны Яриковых рождается сын Кузьма. Его восприемниками были махоновские государственные крестьяне Никанор Николаевич Золотарев и Ефима Никитича Ярикова жена Мария Михайловна (ГАЛО, ф.273, оп.1, д.269, л.94об).

 (21) января 1905 года Кузьма Ануфриевич женится на махоновской крестьянке Анастасии Ипполитовне Яриковой (ГАЛО, ф.273, оп.1, д.76, л.161об).

Анастасия Ипполитовна (28.12.1885-?) происходила от той ветви Яриковых, которая пересекается с одноименным родом ее мужа. Ее отец Ипполит Никитич Яриков (30.01.1853-?) был участником Русско-турецкой войны 1877-78 гг. Мать, Марина Федоровна (28.07.1850-?), происходила из однодворческого рода с говорящей фамилией Старковы. Дед Федор Лукич Старков мог приходиться дальним родственником полковнику Якову Михайловичу Старкову (1775-1856) – уроженцу Воронежа, участнику военных кампаний под командованием Суворова, а также Отечественной войны 1812 года, автору исторических и биографических заметок «Рассказы старого воина о Суворове», изданных в 1847 года. Примечательно, что в 1701 году жителя Доброго, Степана Агафоновича Старкова, выслали вместе с другими жителями города и окрестных селений в Воронеж на принудительные работы.

Когда Федю крестили в Иоанно-Предтеченской церкви родного села, отец находился на фронте в Польше, т.к. уже год шла Первая мировая война. В записи о рождении в метрической книге о Кузьме Ануфриевиче сказано, что он «ратник ополчения, состоящий на действительной службе». Таинство крещения совершали выпускник Тамбовской духовной семинарии священник Григорий Яковлевич Ястребов (1868-1938), расстрелянный в Ленинграде 1 апреля 1938 года, а также диакон Павел Цветаев. Крестными были дядя Михаил Степанович Яриков и тетя Агриппина Лукинична Ярикова. Крестильное имя Федор получил, вероятно, в честь своего дяди по матери Федора Ипполитовича Ярикова - ефрейтора, без вести пропавшего в конце сентября 1914 года на фронтах Первой мировой.

За свою недолгую жизнь Федор так ни разу и не увидел отца. С войны Кузьма Ануфриевич не вернулся и о судьбе его ничего не известно, кроме того, что 27 июля 1915 года, находясь в составе 6-го Туркестанского стрелкового полка, он был ранен в левое плечо ружейной пулей под городом Сероцк в Польше, после чего попал в Вятский городской общественный лазарет, откуда в начале сентября был направлен в запасной батальон. Мать Анастасия Ипполитовна, ставшая вдовой, второй раз вышла замуж за Владимира Колобовникова, от которого в 20-ые гг. родила двоих сыновей: Петра и Михаила. Помимо сводных братьев у Федора была родная сестра Евдокия.

Фамильный дом Яриковых, где родился Федор, стоял в самом центре села у Предтеченской церкви. Дом был добротный, на кирпичном фундаменте, а на примыкавшей к нему усадебной территории рос вишневый сад. Позднее, в ходе коллективизации, семью раскулачи, забрав дом в собственность колхоза: "дом хороший, даёшь раскулачивать". Взамен же дали жилье с земляным полом. В 60-ые гг. старого яриковского дома уже не было. От него оставались только фундамент и вишневый сад. Вишню сестра Федора Кузьмича, Евдокия, оставшаяся жить в Махоново, ездила продавать в Липецк.

В школе Федор, вероятно, учился, но грамоту освоил плохо, потому что писал с большим количеством ошибок.

В середине 30-ых он перебирается в Подмосковье в пос.им.Воровского, где было гораздо лучше с работой, чем в Липецкой обл. Тогда в районе поселка активно велись торфоразработки. Здесь он познакомился со своей будущей женой – Анной Захаровной Зенкиной (1914-2001).

Анна Зенкина родилась 6 сентября (24 августа по старому стилю) 1914 году в городе Астрахань в семье крестьян деревни Папушево Спасского уезда Рязанской губернии (ныне деревня Папушево Спасского р-на Рязанской обл.) Захара Захаровича Зенкина и Агафьи Павловны, урожденной Верстуковой. Крестили Анну в Спасо-Преображенской церкви станицы Атаманская (сейчас Трусовский район Астрахани). В метрических книгах этой церкви больше всего записей не по казакам, которые проживали в выше упомянутой станице и являлись ее основателями, а по приезжим крестьянам и людям из других сословий: в основном из Рязанской, Пензенской и Саратовской губерний. Крестными Анны были папушевские крестьяне Иван Романович Демишев и Елизавета Дмитриевна Зенкина. Таинство крещения совершали протоиерей Иоанн Нигровский с диаконом Сергием Королевым. Предки Анны Захаровны происходили из расположенного недалеко от деревни Папушево села Ижевское.

Основателем рода, дальше которого углубиться в родословную Зенкиных не удалось, был крестьянин села Ижевское Зиновий Павлов (1710-1768). Изначально думалось, что фамилия происходит от слова «зенки», т.е. глаза, но генеалогическое исследование эту версию опровергло. В простонародье одна из разговорных форм имени Зиновий – Зенка, вот и стали дети предка Анны Захаровны зваться Зенкиными. Интересно отметить, что по данным ландратной книги за 1717 г. и первой ревизской сказки 1719-22 гг. Зиновий Павлов числится, как пасынок крестьянина Петра Федорова (1688-?).

«Петр Федоров двадцати девяти лет. У него жена Прасковья Лукьянова двадцати трех лет, дети Стефан семи, Лука двух лет. У него Петра пасынок Зиновий Павлов десяти лет».

Поскольку Петру Зиновий не приходился родным сыном (отсюда пасынок), остается только предположить, что родился он от дочери крестьянина Лукьяна Леонтьева (1669-?) – Прасковьи Лукьяновой (1694-?), когда той было всего 13 лет. Кто был биологическим отцом Зиновия, узнать не представляется возможным. Однозначно это не был владелец Ижевского – князь Юрий Юрьевич Трубецкой (1668-1730), который, кстати говоря, в селе никогда не жил. Всеми делами в отсутствие князя заправлял приказчик. Раньше вполне случалось появляться детям от барских господ, но не в случае Зиновия Павлова. Отчество «Павлов», скорее всего, также ничего не говорит об отце, поскольку незаконнорожденных, а Зиновий, вероятно, был именно таковым, нарекали по имени крестного отца. Таким образом, родословная Зенкиных начинается с первого десятилетия XVIII века. В истории Зиновия Павлова больше всего поражает то, сколько крестьян жило во дворе, принадлежавшего вдове Аксиньи Прохоровой (1642-1718) – их было 34 человека по сведениям 1717 г. Скорее всего, все 8 семей жили в нескольких избах (как минимум три), которые располагались в пределах одного двора. Такое раньше случалось.

Родина Зенкиных – Ижевское. Если даже мельком взглянуть на историю этого села, то открывается поистине уникальная историческая картина. Уже в первой половине XIX века оно прослыло, как богатейшее село имперской России. Причиной тому стал бондарный промысел, которым занималась большая часть местного населения не только Ижевского, но и всего Спасского уезда, а это тысячи и тысячи крестьян. В самом же Ижевском бондарей было большинство, поэтому село по праву можно назвать бондарной «столицей» Российской империи. Действительно, в услугах ижевских мастеров нуждалась вся страна. Спрос на бочки в те времена был необычайно высок, и ижевские крестьяне знали, что такое хороший заработок.

Доход позволил крестьянам в 1832 году обрести свободу через личный выкуп у помещика из знаменитой династии уральских заводчиков Николая Ивановича Демидова (1773-1833). Кстати, Демидов заработал на этом вполне выгодном для себя предприятии 3,4 млн руб., покрыв тем самым долг на сумму в два раза меньшую.

Обеспеченные крестьяне строили себе дома полностью из кирпича – случай невиданный по массовости для российского села. К слову, после сильнейшего пожара 1863 года, когда выгорело большая часть всех деревянных построек, ижевский сельский совет постановил строить дома только в камне, а крыши крыть железом. Строили и весьма активно, благо, средства позволяли. И вправду, прогуливаясь по длинным ижевским улицам, поражает то, как много здесь жилых каменных строений, чьи архитектурные особенности выдают в них дореволюционные постройки. Находясь в Ижевском, для любителей старой архитектуры представляется уникальная возможность увидеть в таком количестве и разнообразии образцы провинциального русского классицизма. Среди архитектурных памятников местного значения в селе наберется почти четыре сотни жилых зданий. Местное зажиточное крестьянство даже конкурировало между собой за право построить лучший дом, когда для этих целей нанимали рязанских архитекторов. Но больше всего село Ижевское знаменито тем, что является родиной российской, да и мировой космонавтики, которая родилась на рязанской земле вместе с Константином Эдуардовичем Циолковским в 1857 году. Дом, в котором родился русский гений, стоит на самой длинной и вместе с тем главной улице Ижевского, носящей имя ученого. Циолковский прожил в этом доме менее года (с осени 1857 по лето 1858 г.), а вот его отец Эдуард Игнатьевич и мать Мария Ивановна (урожденная Юмашева) жили здесь девять лет. Циолковский отец попал в Ижевское по службе – он был спасским уездным лесничим, пока не перебрался с семьей в Рязань, не найдя общего языка с местным начальством. Юмашевы, кстати говоря, в бытность свою в Ижевском, заведовали бондарной артелью. В эту артель входили и предки Анны Захаровны, возможно, знавшиеся с родней Циолковского по линии матери.

Кто первым из рода Зенкиных стал заниматься бондарным делом – неизвестно. Последним был отец Анны Захаровны – Захар Захарович Зенкин, попавший по работе в далекий Прикаспий. Дело в том, что в Ижевском и округе была высокая конкуренция среди местных бондарей, поэтому многие уезжали из села и окрестных деревень и обосновывались на новом месте, чаще всего в приволжских городах, в том числе в Астрахани. У Зенкиных в станице Атаманская, расположенной на правом берегу Волги напротив астраханского кремля, был свой дом. В основанной еще в XVIII веке казаками станице в начале XX века было несколько десятков бондарных заведений, в одном из которых работал Захар Захарович. По осени, скорее всего, возвращались в Рязанскую губернию и готовили материал для бочек на следующий год. В годы Первой Мировой войны Захар Зенкин воевал в составе 13 роты 117-го пехотного Ярославского полка, находясь в звании рядового. В Польском мешке во время боя от 17 (4) июля 1915 года пропал без вести. Возможно, в течение года или меньше, находился в плену у неприятеля. В 1916 году он снова выходит на военную арену и значится уже, как канонир (рядовой артиллерии) в составе 17 армейского корпуса 35-й пехотной дивизии.

«В боях 15, 18 августа 1916 года доставлял на место боя снаряды, когда в них была чрезвычайная надобность и когда никто другой не решался отважиться,  вследствие грозящей, почти неминуемой гибели» (Алфавитный список лиц, награжденных Георгиевскими крестами 4 ст.1915-1917 гг., стр.68). Возможно, во время этого боя был ранен в руку. За этот подвиг приказом по 17 армейскому корпусу от 1916 г. был награжден георгиевским крестом 4 степени (ст.67, п.29 Георгиевского статуса).

После революции остался один с двумя дочерьми: Екатериной и Анной. Как говорят, его супруга Агафья Павловна была убита. Не исключено, что случилось это в «кровавые» мартовские дни 1919 года, когда восстание астраханских рабочих жестко подавлялось и сопровождалось массовыми расстрелами прямо на улицах города. После всех этих трагических событий Захар Захарович возвращается на родину, где женится вновь. От второго брака у него родилось еще две дочери: Валентина и Полина.

Анна Захаровна перебралась в Подмосковье, благодаря своей старшей сестре. Непосильные работы на своей малой родине заставили ее бежать в прямом смысле слова по документам Екатерины Захаровны. До конца жизни она была Екатериной Зенкиной 1910 года рождения.

В семье Федора Кузьмича и Анны Захаровны родилось трое детей: Александра (1937 г.р.), 2-я дочь, чье имя не известно (1939 г.р.), Виктор (1941 г.р.). Двое последних детей умерли рано в самом начале войны от тифа. Официально чета Яриковых зарегистрировала брак только 26 июня 1941 года, через четыре дня после начала войны.

С 1937 по 1939 гг. Федор служит в армии в инженерно-технических войсках (?). Во время службы удостоился нагрудного знака "Ворошиловский стрелок" за меткую стрельбу. Службу закончил в звании младшего сержанта (?).

После армейской службы работал шофером "Моспромстроя" на участке №2 в с.Бисерово недалеко от пос.им.Воровского.

Регион Липецкая область
Воинское звание Рядовой
Населенный пункт: Добровский район
Воинская специальность Стрелок
Место рождения с.Махоново, Добровский р-он, Липецкая обл.
Годы службы 1941 1942
Дата рождения 26.07.1915
Дата смерти 9.02.1942

Боевой путь

Место призыва г.Ногинск, Московская обл.
Дата призыва 17.07.1941
Боевое подразделение 477 гвардейский стрелковый полк 4 гв. сд
Завершение боевого пути ур.Ольховка, Чудовский р-он, Новгородская обл.
Принимал участие Любанская наступательная операция

17 июля 1941 года Федор Кузьмич был призван Ногинским ГВК. В то время военкомат г.Ногинска находился в деревянном здании, которое до 60-ых гг. располагалось на улице Трудовой, перед современным жилым домом №6. Сейчас на этом месте памятный знак с надписью "Здесь в годы Великой Отечественной войны находился Ногинский военный комиссариат".

В какую именно после призыва часть попал Федор Кузьмич – не известно. Вероятно, это была какая-то запасная стрелковая дивизия, где он проходил военную подготовку к предстоящим боям в течение трех месяцев. Есть предположение, что дислоцировалась она в г. Ростов Ярославской обл., потому что по непонятным причинам в донесении о безвозвратных потерях в пункте "Дата и место призыва" указано: "Ростовский РВК, Ярославская обл., Ростовский р-н" (ЦАМО, ф.58, оп.818883, д.949, л.23). Поэтому, помимо книги памяти по Московской обл., его также занесли в книгу памяти Ярославской обл. Как раз 18 сентября 1941 года, по прошествии ровно трех месяцев, из 161 стрелковой дивизии (1-го формирования) была сформирована 4 гвардейская стрелковая дивизия (приказ Народного комиссара обороны СССР № 303 от 18 сентября 1941 года). Логично было бы направить только что закончившего обучение бойца в обновленную часть, которая к тому же принимала пополнение.

Если рассматривать боевой путь Федора Кузьмича в составе 4 гв. сд, который хорошо описан в книге Н.З.Кадырова «От Минска до Вены», то с абсолютной долей правды можно отсчитывать его с конца января 1942 года, поскольку документальных сведений о дате вступления его в ряды гвардейцев нет. 24 января 1942 года дивизия была выведена в резерв командующего фронтом, что дало возможность пополнить ее личным составом и вооружением. Может быть, Федор Кузьмич был среди тех новоприбывших.

В течении ночи с 24 на 25 января части дивизии занимаются оборудованием бивуака в лесу в 1 км юго-восточнее д.Мелеховская.

29 января дивизия переходит в подчинение командующего Волховским фронтом. Бойцам предстоял 80-километровый марш.

6 февраля по окончании марша части сосредоточились в лесу южнее д.Ольховка (ныне урочище) Чудовского р-на Новгородской обл. По приказу генерала И.Т.Коровникова дивизии необходимо было уничтожить противника в опорном пункте Ольховские хутора. Эта боевая операция была частью более крупной Любанской наступательной операции, главная задача которой – прорыв ленинградской блокады, освобождение Великого Новгорода. Местность, где предстояло вести боевые действия, представляла собой лесисто-болотистый участок (болота Прошкино, Гажьи Сопки) без хороших видимых ориентиров.

7 февраля дивизия ведет боевую разведку в направлении д.Спасская Полисть и готовится к наступлению, приводя в порядок свои подразделения и матчасть.

Наступление началось утром 8 февраля. Оно велось вдоль русла реки Кересть, где стояла деревня Ольховка, а севернее в 2 км – первые сарайные постройки Ольховских хуторов (около 50 отдельных дворов, раскинутых в основном по левому берегу реки). На подступах к Ольховским хуторам пехота противника силою до батальона, усиленная 10-12 станковыми пулеметами и расположенными в центре хуторов и в лесу северо-восточнее двумя минбатареями, а также артиллерией, оказывала упорное сопротивление. Существенным препятствием стали пулеметные точки, мешавшие вплотную приблизиться к объекту захвата. Открывавшие плотный перекрестный и фланкирующий огонь, они располагались в подвалах домов и были хорошо замаскированы. По сути, каждый дом представлял собой отдельный опорный пункт, защищенный минными полями, колючей проволокой и снежными, облитыми водой, валами. Поэтому начало наступление на хутора успеха не имело. Важно было провести хорошую разведку местности и подавить огневые точки противника.

По данным оперативной сводки штаба 4 гв. сд 9 февраля 477 гвардейский стрелковый полк вел бой и блокировал противника в Ольховских хуторах. Немцы особой активности не проявляли: вели периодический автоматный и минометный огонь по передовым подразделениям полка. Остальные части оставались в прежних районах сосредоточения и вели боевую разведку перед фронтом дивизии. В ходе наступления полк без одной стрелковой роты был остановлен в 100-150 м от хуторов сильным пулеметным и минометных огнем. После неудачной попытки завладеть Ольховскими хуторами полк приводит в порядок матчасть и людской состав, подбирая на поле боя убитых и оружие, расчищает пути выхода полковой артиллерии на дистанцию, обеспечивающую стрельбу прямой наводкой (ЦАМО, ф.1052, оп.1, д.40, л.71). Во время этого наступления погиб Федор Кузьмич. Изначально его похоронили в д.Ольховка вместе с другими павшими солдатами.

В конце лета 1942 года Анна Захаровна получила похоронку на мужа, в которой было написано: «Ваш муж, Яриков Федор Кузьмич, в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в районе Ольховских Хуторов Ленинградской области погиб смертью храбрых за социалистическую Родину, где и был похоронен. Военком команды №1 старший политрук Полисадов, 07.08.1942 года».

P.S. С 1988 года в Чудовском, включая урочище Ольховку, и других районах Новгородской обл. работала поисковая экспедиция «Долина» памяти Н.И. Орлова. Участникам поисковых отрядов удалось обнаружить и перезахоронить в д.Мясной Бор останки 115853 человек, более 21000 из которых опознаны поименно. Среди опознанных были Федор Кузьмич Яриков, которому на момент гибели было всего 26 лет. Перезахоронили ли его в братское захоронение «Любино Поле» на трассе Санкт-Петербург-Новгород (М10), где он официально значится в списке под №7567 – не понятно. Большая часть воинов, чьи имена высечены на мемориальных табличках, похоронены именно в Мясном Бору.

Награды

Нагрудный знак "Ворошиловский стрелок"
Нагрудный знак "Ворошиловский стрелок"

Получил награду за отличную стрельбу, находясь на службе в РККА в 1937-39 гг.

Документы

Выписка из метрической книги о рождении Ярикова Ф.К.
Выписка из метрической книги о рождении Ярикова Ф.К.
Извещение о смерти
Извещение о смерти
Книга памяти. Московская область. Том 16 ч.2
Книга памяти. Московская область. Том 16 ч.2
Книга памяти. Ярославская область. Том 4
Книга памяти. Ярославская область. Том 4
Фрагмент рабочей карты по 2 А р-на Ольховских хуторов на 09.02.1942 г.
Фрагмент рабочей карты по 2 А р-на Ольховских хуторов на 09.02.1942 г.
Захоронение "Любино Поле"
Захоронение "Любино Поле"

Фотографии

Иоанно-Предтеченская церковь с.Махоново (Добровский р-он Липецкой обл.)
Иоанно-Предтеченская церковь с.Махоново (Добровский р-он Липецкой обл.)
Яриков Ф.К. с сослуживцами. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Яриков Ф.К. с сослуживцами. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Яриков Ф.К. с сослуживцами. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Яриков Ф.К. с сослуживцами. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Яриков Ф.К. с сослуживцами. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Яриков Ф.К. с сослуживцами. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Яриков Ф.К. Служба РККА (18.11.1937 г.)
Яриков Ф.К. Служба РККА (18.11.1937 г.)
Яриков Ф.К. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Яриков Ф.К. Служба в РККА (1937-1939 гг.)
Памятный знак на месте старого военкомата (г.Ногинск, Московская обл.)
Памятный знак на месте старого военкомата (г.Ногинск, Московская обл.)
Мемориал "Любино Поле"
Мемориал "Любино Поле"
Фамилия Ярикова Ф.К. на мемориальной табличке
Фамилия Ярикова Ф.К. на мемориальной табличке

Семья солдата

Анна
Зенкина Анна Захаровна

Александра
Ульяхина Александра Федоровна

Автор страницы солдата

Страницу солдата ведёт:
История солдата внесена в регионы: